ОТЗЫВ НАШЕЙ КЛИЕНТКИ ЮЛИИ

ОТЗЫВ НАШЕЙ КЛИЕНТКИ ЮЛИИ

ОТЗЫВ НАШЕЙ КЛИЕНТКИ ЮЛИИ

 

Юлия Апрельская написала очень подробный рассказ о своем опыте перевоплощения с нами. Чаще всего людям сложно писать отзывы, они не могут найти подходящих слов, стесняются писать, но не в этот раз.

Оказалось, что это Юлино хобби. Она пишет рассказы. И теперь у вас есть возможность узнать во всех подробность, что же происходит на самом деле.

Юля заказывала две услуги: обучение макияжу и фотосессия с перевоплощением. Как правило, мы стараемся проводить обучение макияжу после перевоплощения.
Мы работаем по той же схеме макияжа, что и преподаем нашим клиентам, ничего не скрываем и не храним «профессиональных секретов».

Но есть важный момент, когда мы проходим обучение, мы учимся, отрабатываем все необходимые элементы макияжа на лице. Лицо во время обучения – это настоящий испытательный полигон. Мы наносим поочередно разные элементы макияжа, отрабатываем технику, ставим руку, клиент делает одну половину лица полностью самостоятельно. В итоге мы получаем в зеркале ой-ой-ой что, черновик макияжа, а не макияж.

Результатом обучения должны стать моторные навыки нанесения, понимание схемы макияжа, на базе которой можно сделать несколько его разновидностей, а красивый макияж – это уже результат его самостоятельного нанесения.
Конечно, можно сделать мастер-класс, просто показать вам, как это сделать, будет очень красиво, а вам все будет очень понятно, но знаний вы с собой не унесете. Мы предпочитаем принцип «тяжело в учении легко в бою».
Поэтому, лучше начинать с перевоплощения, когда вы видите, что можно сделать на базе простой схемы, а уже после того, как вы это увидите, отрабатывать ее на уроке по элементам.

Но у Юли так не получилось, нам пришлось сначала провести обучение, а потом сделать перевоплощение. Сначала Юлю это расстроило, так она не ожидала увидеть черновик макияжа на уроке.
Теперь все хорошо, Юля дома тренируется делать макияж самостоятельно, а у вас есть возможность в подробностях узнать о ее впечатлениях. Вот ее рассказ, который она даже опубликовала в своем блоге:

кроссдрессинг, кроссдрессер, кроссдрессинг сервис, дрессинг сервис, макияж для трансвеститов и кроссдрессеров

Волшебство Queerpoint в Москве

Мечта зрела давно. Лет, наверное, десять. С тех пор как увидела в сети рекламу английской дрессинг-службы Transformation.uk. Но тогда я была в жестоком динайле, и подобные мысли подавляла неимоверно. Однако, они всё равно были…

Позже обнаружила в ЖЖ аккаунт Queerpoint, и с тех пор мечта из разряда несбыточных перешла в категорию малоосуществимых (мой динайл уже не был так строг к тому времени).

Потом, во время поездки в Амстердам, когда я уже вроде бы перестала мучить себя, попыталась сделать реальный и решительный шаг — нашла стилиста, занимавшегося такими вещами, и написала ему. Но не получила ответа.

И вот, наконец, год 2018. Ещё по весне решила — поеду в Питер! Но сразу не получилось. Перенесла «сбычу мечт» на осень, запланировав даты в начале октября, и в августе связалась с Ольгой Жгун. Оказалось, что в Питер ехать не придётся, а придётся в Москву. Что ж, для меня это даже удобнее!

И, гулять так гулять, - два дня были «мои»! Обучение макияжу и фотопрогулка. Оля предложила начать с обучения. Я думала, что будет иначе, но решила, что ей нужно сначала посмотреть на меня вблизи, чтобы понять, как и что со мной делать, и согласилась.

4 октября в лёгком волнении я стояла на пороге апартаментов, где ждала меня Оля. И вот, началось. Сперва — брови. Всего несколько минут, и они приобрели аккуратный, ухоженный вид. Хотя женскую коррекцию я делать всё-таки побоялась. Остановилась на мужской. Дальше всё проходило следующим образом — половину лица мне красила Оля, а потом я на второй половине старалась повторить её действия. Не скажу что это было легко. Но увлекательно очень даже! Пять часов почти непрерывного «раскрашивания» с короткими передышками на попить чаю прошли незаметно. Устали обе. Финальный аккорд — макияж «смоуки айз». Поначалу Оля предложила показать его завтра, после прогулки, и я была рада согласиться, но потом, подумав, Оля сказала решительно: «Делаем сейчас!» Сделали.

Я вышла на улицу в лёгком обалдении. Такой объём информации трудно укладывался в голове. Вечерело. Москва выглядела промозглой и серой. Я вспомнила своё отражение в зеркале — честно говоря, полученный в процессе обучения результат был очень далёк от идеала. Утрированные черты и большой красный рот делали меня больше похожей на драг-квин, чем на девушку мечты, или хотя бы на обычную женщину средних лет (потом Оля скажет: «Вчера мы просто наносили на лицо краску»).

кроссдрессинг, кроссдрессер, кроссдрессинг сервис, дрессинг сервис, макияж для трансвеститов и кроссдрессеров

Закрались сомнения: «Зачем я всё это затеяла? Чудес не бывает, и с моим «исходником» едва ли можно надеяться на по-настоящему красивый и органичный облик». Но отступать некуда. Эту ночь спала плохо. Утром поджилки тряслись, я чувствовала себя как нерадивый студент перед экзаменом, или будто больной в очереди к стоматологу.

В десять утра была на месте, и началось действо. Я попросила Олю не делать мне такие большие, как вчера, губы. Она кивнула. Работала Оля под музыку, быстро и очень уверенно. Я была холстом, на котором мастер пишет картину, но видеть себя не могла — зеркала передо мной не было. Чувствовалось, что самому мастеру по душе этот процесс, а я просто получала удовольствие. «Посмотри вверх, теперь вниз, ещё вверх» - я хлопала завитыми ресницами, и чувствовала себя девицей на выданье. До этого меня никто никогда не красил! Вообще! Мечта воплощалась в реальность…

Настроение поднялось, мне захотелось болтать, и я принялась задавать Оле какие-то бестолковые вопросы. Я отвлекала её, и она реагировала не очень-то дружелюбно. Наконец, до меня дошло, что лучше просто заткнуться, и не мешать мастеру творить чудеса. Что я и сделала.

Позвонила Наташа, фотограф, спросила как зовут «нашу девушку», и сказала, что скоро подъедет. А мне так не хотелось, чтобы она видела меня в качестве «полуфабриката»! Мы успели.

Предварительно, ещё в сентябре, Оля подготовила для меня три образа, на выбор. Два более спокойные, а третий — самый молодёжный, «отвязный», с легкомысленной белой футболкой, бордовой юбкой и косухой в качестве верхней одежды. Разум говорил: «Выбирай поспокойнее, в твои-то годы...», а душа просила иного. Я не смогла устоять.

Я принесла с собой накладную грудь, всего-то второй размер. Но Оля сказала: «Не надо. Ты что, хочешь быть похожей на Фрекен Бок?» На Фрекен Бок я походить не хотела. Обошлись закрытым лифчиком и небольшими вкладками. Грудь получилась аккуратной, и вполне обозначенной. Мои бёдра были увеличены вкладышами из внутренности синтепоновой подушки, и широкая бордовая юбка прекрасно села на них. До самого последнего момента я не видела себя в зеркале, а когда посмотрела… Трудно описать это чувство. Я не сделалась «секс-бомбой» или «женщиной вамп», я не стала даже «девушкой мечты». Я стала… собой. Мужчины в зеркале больше не было. Совсем. С любых ракурсов. Там была только женщина. Я. Тепло и радость наполнили душу. Наверное, я бы вертелась перед зеркалом бесконечно. Но подошло время примерить обувь.

Оля предупреждала, что лучше привезти свою, поскольку в «прокатной» не все выдерживают часовую прогулку. У меня не оказалось ничего подходящего. И вот - десятисантиметровые шпильки. На таких я никогда не стояла. Но ботильоны оказались очень удобными. Колодка пришлась точно по ноге, и это было прекрасно! Наверное, ничто так не добавляет чувства женственной грации как высокие тонкие каблуки. На них нельзя даже просто присесть, по-мужски резко, а можно только лишь плавно, по-женски опуститься.

Пришла Наташа. Я встретила её абсолютно без смущения, и она так же запросто со мной познакомилась. Никакой заминки, никакого разглядывания и натянутости, неестественности. Будто я была совершенно обычной девушкой. С Наташей оказалось очень легко общаться, и вскоре мы уже о чём-то болтали. Никогда ещё я так легко не говорила о себе в женском роде. Это было так естественно — ведь я женщина. Перед выходом на улицу все вместе пили чай пока не пришло вызванное Олей такси.

Болтая, вышли на лестничную клетку. Я чувствовала себя совершенно свободно. Ни малейшего страха! У лифта стояла женщина. Она не могла не слышать мой голос, и окинула меня с ног до головы оценивающим взглядом. Но даже бровью не повела, и ничего не сказала. Лифт пришёл наполовину заполненным, и дама уехала вниз без нас, а мы дождались следующего.

Таксист не смог заехать в отделённый шлагбаумом двор, и эти двести метров по Беговой дались мне нелегко. Я шла, как могла, ровно. Оля напоминала: «Держи спину!» Но главное было не в шпильках и не в осанке. Люди! Много! Я избегала встречаться с прохожими взглядом, и потому не знаю, смотрел ли кто-нибудь на меня. Пальцами, во всяком случае, не показывали.

Сели в такси, я забилась на заднее сиденье, за спиной у водителя. Он был азиатской национальности, и плохо говорил по-русски. В зеркальце заднего вида я иногда ловила свой взгляд, и тут же отводила глаза — не хотелось, чтобы водитель смотрел на меня. Наташа и Оля разговаривали, а я молчала, чтобы голос не выдал, но чёрт возьми! Меня так и подмывало вступить в разговор! Оказывается, я страшно нуждалась в таком общении среди женщин. Когда про тебя всё знают, и нет опасений «раскрытия», но при этом не видят в тебе мужчину.

Мы медленно двигались в пробке, окно с Олиной стороны было открыто. С нами поравнялась машина, и парень, кавказец, то и дело бросал в нашу сторону взгляды. Он хотел разглядеть меня, сидевшую в глубине салона, или просто проявлял обычный мужской интерес к девушкам?

Приехали на место фотопрогулки. Дизайн-завод FLACON. До этого я видела его только из окна аэроэкспресса в Шереметьево, и место представлялось мне достаточно уединённым - что-то такое рядом с железной дорогой. Реальность оказалась иной. Люди, люди везде! Тусовочно, ярко. И опять же — отступать некуда! У нас фотосессия, блин!

Я и в мужской жизни такого опыта никогда не имела, а в женской… Этой жизни у меня до сих пор, почитай, не было вовсе. Вот я и рождалась, «здесь и сейчас», посреди людной улицы, в объективе Наташиного фотоаппарата. Ей, Наташе, я, как и Оле, благодарна безмерно! Оля, можно сказать, меня вылепила, выпустила на свободу, а Наташа, говоря образно, поставила на ноги. Очень естественно советовала как и где встать, какую принять позу, расслабляла и отвлекала какими-то незначительными разговорами. И всё же поначалу я жутко боялась! Оля шепнула: «Если что, ты актёр, и мы делаем тебе портфолио для проекта».

Но оправдываться ни перед кем не пришлось. Постепенно мой зажим слабел. Я чувствовала себя всё свободнее, и стала наслаждаться процессом. Да и погода — Москва в этот день была ласкова, заигрывала косыми солнечными лучами, прорывавшимися сквозь облака. Ветерок задувал прохладный, но мне было тепло в косухе и плотной юбке. А девчонки подмёрзли. Особенно я жалела Олю — она приехала больной уже из Питера, но самоотверженно делала своё дело. Воплощала мечту. Мою.

Одна из съёмочных локаций — веранда на лестнице. Мы поднялись туда, и столкнулись с мужчиной. Девочки спросили разрешения поснимать, он не был против. И в этот момент меня, кажется, окончательно «отпустило». Совсем. Ну почти. Я перестала бояться, что во мне разглядят «не то», и беспокоилась уже только о съёмке как таковой.

Потом были ещё точки. Съёмка на жёлтой линии, посреди улицы, какой-то безумный трактор, который катался туда и сюда, и от которого надо было сторониться, парни, изображавшие руками выбор кадра, съёмка в беседке, рядом с кафе, где совсем уже людно.

Кажется, мы снимали и гуляли значительно дольше часа, но я, как счастливая, не наблюдала часов. Потом проводили Наташу — у неё в этот день была ещё съёмка. Прощаясь, обнялись с ней совершенно по-девичьи, как подружки. В такси на обратном пути беседовали с Олей вполголоса. Я то и дело посматривала в зеркальце заднего вида — приятно было видеть там собственные, такие красивые, глаза.

В лифт вошли с каким-то мужчиной. И он совершенно не обратил внимания на меня! Для него я была просто женщиной в лифте. В апартаментах пили опять чай, болтали, смотрели выпуск программы Galileo о трансформации парня в девушку. И мне так не хотелось, чтобы всё это заканчивалось! Я с тоской ожидала момент, когда Оля скажет: «Пора». Брошенная, лежала на кровати мужская одежда. Подумалось: «Лягушачья кожа». Неужели мне скоро снова придётся расстаться с юбкой, и влезть в эти джинсы, сменить замечательные шпильки на прозаические кроссовки, и стать… кем? Опять собой? Но я — вот она. Это меня отражает зеркало. Это мои глаза светятся от встречи с собой.

кроссдрессинг, кроссдрессер, кроссдрессинг сервис, дрессинг сервис, макияж для трансвеститов и кроссдрессеров

Уже в самом конце, «на прощанье», примерила каре. И почему казалось, что короткая причёска мне не идёт? Оказывается, это так женственно, когда открытая шея… Даже если эта шея — моя.

На следующий день немного болели икры — напоминание о шпильках. Я хожу, и «держу спину», сводя вместе лопатки, опускаю вниз плечи. Это красиво. Я тоскую по себе. И я обязательно с собой встречусь! Ведь я прилежная ученица. Или, во всяком случае, непременно стану такой. Шпильки и бордовая юбка тоже обязательно будут! А косуху я уже заказала.

Вы спросите — сколько всё это стоило? Отвечу — бесценно. Но не так уж и дорого, если посчитать, сколько я задолжала себе. А если раскинуть на годы и десятилетия самоуничижения и выматывающей внутренней борьбы, то получатся вовсе совершенные пустяки."

Юля, спасибо большое за твою искренность!

С любовью, команда QUEERPOINT

Поделиться: