ПЕРВЫЙ В РОССИИ МАГАЗИН ДЛЯ ТРАНСГЕНДЕРОВ. ИНТЕРВЬЮ С ЯЭЛЬ И АНДРЕЕМ ДЕМЕДЕЦКИМИ.

ПЕРВЫЙ В РОССИИ МАГАЗИН ДЛЯ ТРАНСГЕНДЕРОВ. ИНТЕРВЬЮ С ЯЭЛЬ И АНДРЕЕМ ДЕМЕДЕЦКИМИ.

ПЕРВЫЙ В РОССИИ МАГАЗИН ДЛЯ ТРАНСГЕНДЕРОВ. ИНТЕРВЬЮ С ЯЭЛЬ И АНДРЕЕМ ДЕМЕДЕЦКИМИ.

 

Привет, друзья! Публикую вторую часть интервью с Андреем и Яэль Демедецкими.
Яэль и Андрей основатели одной из самых первых организации, которая помогает трансгендерам в России и просто замечательные люди.
В этой части речь пойдет о самом начале их активистской деятельности и о том, как и почему появился первый в России магазин для трансгендерных людей «Трансдоставка».

Первая часть интервью тут

Ольга.: Скажите, ваша активистская деятельность началась и развивалась вместе с вашими отношениями?

Андрей: Даже, наверно, раньше. Когда начал делать переход, я завел блог, в котором описывал весь процесс. На тот момент, в начале 2000-х, это было уникальное явление. У меня появилось много знакомых, которые следили за этим. Им было интересно, потому что мало где можно было найти информацию на эту тему. Потом поступило предложение организовать группу поддержки, которую мы проводили уже вместе. У нас был один товарищ, активист, он предоставлял свою квартиру для встреч и начинал вести группу, но потом он от этого устал и бросил все на нас. И мы уже сами находили разные места, искали сотрудничества с различными ЛГБТ-организациями на предмет предоставления помещения. Но если сейчас в сети тема трансгендеров активно обсуждается, тогда ничего подобного не было, и это все было исключительно по дружбе, потому что к кому ни обратишься, все говорят: «Ну, вы же не геи, под какой проект мы вас можем провести?»

Яэль: Потом мы начали делать сайт, который изначально существовал для того, чтобы давать информацию о группах поддержки.

О.: Transgender.ru?

Я.: Да. Первые годы встречи имели большой успех. Каждый раз приезжало 25-35 человек. Причем некоторые – за тысячу километров.

А.: В те времена, когда не было телефонов с цветным экраном и далеко не все люди пользовались интернетом, люди очень активно приезжали. Я помню, из Нижнего Новгорода человек ехал автостопом почти сутки, чтобы прийти на группу поддержки и потом сразу обратно поехать.

Я.: Достаточно много, как ни странно, было таких приезжающих, ночующих на вокзале, приходящих на группу поддержки и уезжающих с утра. И конечно, это очень мотивировало. В основном, конечно, то, что мы отжали у этого активиста квартиру. (Андрей смеется.) Но моральная отдача тоже была.

А.: Привет, Руслан!

Я.: У нас тогда был маленький сайт, где мы вывешивали расписание, место, контакты. Это происходило не из-за того, что кто-то нас преследовал, а из-за того, что мы каждый раз находили где-то новое помещение.
Потом мы начали переводить материалы, а также писать свои статьи. Андрей и так вел блог, а я, честно говоря, не любительница и никогда не вела дневников. Но мы решили, что нам нужны тематические материалы. И сайт стал потихоньку расти, а в результате стал гигантским, с посещаемостью несколько тысяч человек в день. В настоящий момент он самый большой и активный в этой тематике в русскоязычном интернете. Постепенно стали подтягиваться другие активисты, которые писали, переводили и верстали.

А.: А мы все это время еще и работали. Оплачивали этот сайт из своих денег.

Я.: И переводы, если мы не успевали сами переводить.

А.: Однажды наступил тот момент, когда надо было платить за хостинг треть зарплаты. И тут мы задумались.

Я.: Да, мы платили только за хостинг сто с чем-то долларов в месяц. И плюс переводы. Приличная сумма выходила. И мы задумались, что делать. Перечитали Чернышевского. Потом зарегистрировали некоммерческий фонд. Попробовали поискать фондирование. Съездили первый раз на конференцию ILGA.

А.: Это было в 2006 или 2007 году.

Я.: Это крупнейшая международная ежегодная конференция.

А.: Организация, которая устраивает конференцию, – как ЛГБТ-сеть, только всемирная. Она есть в Штатах, в Европе.

Я.: И в Азии. Это одна организация, и она работает в трех регионах.

А.: Россия относится к Европе, соответственно, участники из России ездят на европейский шабаш. Там мы пообщались с разными представителями ЛГБТ-сообщества, в том числе – с представителями фондов. И нам несколько раз сказали: «А что мы можем сделать с трансгендерами?»

Я.: В результате фонд так и остался. Мы и бросить не могли, и финансировать стало тяжело. Тогда решили начать зарабатывать. Стали торговать обувью, поскольку было много запросов на большие размеры. Вырученные деньги покрывали расходы на сайт и переводы. Это было в 2007 году.

О.: То есть вы открыли магазин в 2007 году?

А.: Да. И еще была аптека.

Я.: У нас было партнерство с большой аптечной сетью по доставке тематических препаратов.

А.: В этот момент они еще не были рецептурными. Прошло полгода, и вышел закон, включивший тестостерон в список препаратов строгой учетности. Тогда мы начали всем писать, что, мол, ребята, осторожнее, давайте закупайтесь. У нас это началось с того, что мы получили инсайдерскую информацию, так как работали в этом бизнесе. Потом появились новости, и все стали кричать, что мы пытаемся нажиться. В итоге нам пришлось закрыть аптечную доставку, потому что мы не могли доставлять рецептурные препараты.

Я.: Но это была бездоходная деятельность, потому что наценки позволяли покрыть лишь курьерскую доставку. Грубо говоря, двести – это была мелкооптовая цена за упаковку. С доставкой – двести двадцать рублей за упаковку. То есть денег хватало, только чтобы заплатить курьеру. Но это хоть как-то облегчало ситуацию трансгендерам, по крайней мере, в Москве, хотя мы высылали и почтой. Ведь помимо того, что препараты не всегда продавали, люди стесняются обращаться лично.

А.: Кроме того, мы заказывали из-за рубежа некоторые препараты, которых не было в Москве. Помимо трансгендеров к нам обращались вич-позитивные люди за препаратами, которых в России было не достать. Ведь в ЛГБТ-проект не так страшно написать. И мы для них заказывали из Штатов. Я даже не помню этих названий. Очень дорогие препараты даже за рубежом. Трудно представить, сколько бы они стоили в России.

Я.: Потом люди у нас в правительстве решили всех поставить на учет, поэтому препараты исчезли из свободной продажи. Их можно было получить лишь по рецепту. Рецепты же выдавались, только если вы стоите на учете. К нам обращались очень многие. Это была целая волна. И все были в ужасе. Это так до сих пор и осталось. Необходимые препараты так просто не купишь. Может, поэтому в России сейчас эпидемия вич. Везде она идет на спад, а в России – наоборот. Вчера как раз видела график.

Тем временем у нас начал расти магазин. Он пользовался спросом. Мы продавали какие-то специфические вещи. Например, stand up pi.

А.: Устройство для писсуара.

Я.: И так далее. То есть это некие специфические вещи, которых в России никто не продает, а они многим жизненно важны. Доходы от магазина окупали некоммерческую деятельность. Ведь только последние год-два трансгендерная тематика стала интересна, до этого нас никто не хотел поддерживать. Мы должны были окупать свою деятельность сами. В 2009 году открыли косметологический салон. Он занимается в основном эпиляцией. Это наиболее востребованная процедура.

О.: Электро?

А.: Да, и воск.

О.: Многие мои клиенты кроссдрессеры знают и любят ваш магазин, ведь он действительно первый в России.

Я.: Да, это так.

О.: Кто основные клиенты вашего магазина?

Я.: Вы знаете, они очень разные. Многое зависит от выбранного клиентом товара. То, что я упоминала, покупают транссексуалы. Это уникальные товары. Есть категория, которую выбирает кроссдрессеры. Есть товары, популярные среди женщин. Трудно сказать. Наверно, наши основные клиенты – кроссдрессеры. Вот салон посещают преимущественно транссексуалки, а также много кроссдрессеров и просто женщин, потому что у нас качественно делают, например, эпиляцию и очень многие женщины хотят избавиться от своей нежной шерстки, которая, конечно, украшает, но летом – жарко.

О.: Как я знаю, раньше у вашего магазина было помещение и там же находился салон.

Я.: По мере роста мы много переезжали. Магазин находился на Таганке, потом – на Новослободской в течение нескольких лет, затем – на Спортивной. Когда произошла девальвация рубля, нам пришлось урезать помещение, и сейчас вместо шоу-рума с витринами у нас склад на Волгоградке. Но салон остался. Просто раньше у нас было триста метров на Спортивной, а сейчас – небольшой офис, где, в частности, происходит таинство красоты.

О.: Избавление от «шерстки»?

Я.: Да, у нас уникальные методы. Мы специально купили старый рентгеновский аппарат двадцатого века, Кюри с ним еще работал. И это очень эффективно.

О.: Мне кажется, прекрасная реклама.

А.: Вы будете светиться здоровьем.

Я.: И поменьше на себе носите свинца – эффективность будет выше.

О.: Это была шутка! У них электроэпидяция.

Я.: Электрошоковая. Втыкаем иглу, даем заряд, и от шока выпадают все волосы. Очень эффективно.

О.: Хорошо. То есть, по сути, ваш магазин сейчас стал интернет-магазином

Я.: По сути – да. Но у нас местная доставка, не из-за рубежа. Если она осуществляется по Москве, то, в зависимости от того, когда покупатель позвонил, можно доставить в течение дня. Возим сразу несколько размеров на выбор. Допустим, человек называет, например, сорок третий размер, плюс-минус. Привозим три, а он берет один.

 В ИНТЕРВЬЮ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ФОТОГРАФИИ   Марии Ионовой-Грибиной, подготовленные для  интернет-издания "ТАКИЕ ДЕЛА" 

Продолжение следует!

С любовью, Ольга Жгун


Магазин «Трансдоставка»:  http://www.transdostavka.ru/
Косметология, эпиляция: http://epiliacia.ru/

 

 

 

 

Поделиться: